Лазерная стоматология Филатова Ярослава Владимировича

0
635
Филатов Ярослав Владимирович
Филатов Ярослав Владимирович

Филатов Ярослав Владимирович (главный врач стоматологической клиники «Лазер Смайл» г. Самара). Успешный руководитель, талантливый клиницист в области терапии, ортопедии, хирургии и имплантации, сертифицированный лектор компании «Biolase».

Ярослав Владимирович часто проводит обучающие курсы в стоматологических клиниках Новосибирска и по всей России, демонстрируя возможности лазерной стоматологии.

Ярослав Владимирович любезно поделился с нами своим опытом в успешной организации клиники лазерной стоматологии.

— Ярослав Владимирович, прошло практически 10 лет, как Вы открыли клинику «Лазер Смайл». Расскажите о Ваших первых шагах.

— Наша стоматология — это семейный бизнес. Мы просто созрели для того, чтобы открыть клинику.

До того, как приехать в Самару, я работал в Тольятти в хорошей частной клинике. Благодаря полученному опыту я понимал, что можно и нужно открывать клинику в сегменте премиум.

Сначала я оценил самарский рынок стоматологических услуг: поинтересовался, какое количество кабинетов, клиник, поликлиник, проанализировал эти данные и решил, что зайти в миллионном городе на рынок, где присутствует 500 участников, не имея ни одного ключевого доктора (я тогда в Самаре был никому неизвестен), наверно, будет не просто.

И тогда мы стали думать, как же нам выделиться на этом рынке.

Мы купили дорогую недвижимость в самом престижном районе Самары, на площади Куйбышева. Что касается оборудования, мы тоже должны были чем-то выделиться. Я сделал акцент именно на лазерной стоматологии. В Самаре на тот момент уже была клиника, имеющая название лазерной стоматологии, но по сути это было лишь одно название. Поэтому мы были пионерами в этой области.

Ярослав Владимирович на приеме— Почему Вы остановились именно на лазерной стоматологии?

— Про лазеры я в первый раз услышал в 1995 году на обучении в Москве, в то время эта тема уже поднималась. Однако спросить у кого-то, что такое лазеры и как с ними обращаться, я не мог — таких людей просто не было. На мои вопросы я обычно получал ответ — поезжайте в Германию или США и там спрашивайте.

С 2001 года я начал активно интересоваться лазерами. К этому времени уже появились лазеры хорошего качества.

Исследовав рынок, я остановился на лазере фирмы «Biolase». На тот момент другие фирмы предлагали лазеры менее высокого качества, либо не могли предоставить должной поддержки — не могли научить работе с новым оборудованием, т.к. не было клинических консультантов.

Выбранный мною лазер стоил 50 тысяч евро. Согласитесь, что такая сумма 10 лет назад звучала несколько иначе, чем сейчас. И когда я обратился в компанию по продаже оборудования с волнующим меня вопросом покупать лазер или нет, то от директора я услышал следующий ответ: «Это тебе решать, на что потратить такие деньги, но если решишься, то ты будешь первым, а это всегда почетно».

Получается, он тогда сказал золотые слова, потому что на самом деле это вылилось в целое направление, в том числе и обучающее.

После того, как мы установили лазер в клинике, я съездил в Германию на обучение. А в 2001 году, когда я был в гостях в Америке, мне удалось поучиться и там. Мы договорились с доктором, что я несколько дней буду на приеме наблюдать за его работой (в той клинике уже тогда работали лазером). По большому счету технологически я уже все знал, но стиль общения, сам прием, коммуникация отличались от того, что было принято в России. Подходы совершенно другие. Во-первых, когда ты заходишь в клинику, не возникает ощущения, что ты попал в медицинское учреждение: создана домашняя обстановка, встречает приятный персонал, предлагают кофе. А во-вторых, доктор не выглядит как доктор, у него свободный стиль одежды. Я понял, что это надо культивировать — пациента делать своим другом, членом семьи, если угодно. С этого все и началось.

— Открыть клинику — это еще полдела, надо еще суметь завоевать рынок. Как Вам это удалось?

— Многие коллеги сначала потешались над нами. В профессиональной среде я был малоизвестен и поставил перед собой задачу, чтобы профессиональная среда узнала, что есть такая клиника. Мы провели серию бесплатных мастер-классов для врачей. Пришли даже «сторожилы» рынка. Эффект был хороший, у стоматологов отложились эти курсы в памяти, т.к. это был новый и нестандартный подход в лечении. И в первое время мы получали пациентов от этих врачей. Я делал много операций по направлению из других клиник. Потом они поняли, что им самим нужно покупать и использовать лазер в своих клиниках.

В итоге мы уже через два года были в ТОП-10 клиник Самары. Хотя по большому счету на тот момент ценных клинических наработок у нас не было, мы только начинали. Я считаю, что этого мы добились с помощью лазера. У нас работали хорошие доктора, и я сам очень старался, но лазер сыграл ту роль «имиджевой штучки», на которую клиент обращает внимание и до сих пор. Слово «лазерная стоматология» и сейчас не является таким массовым. Т.е. если Вы сейчас исследуете рынок стоматологических услуг в Новосибирске, то обнаружите, что не более 5% клиник имеют лазер.

Прошло уже полных 9 лет, а у нас накопился хороший клинический опыт, которым я с удовольствием делюсь с другими врачами.Консультация Филатова

— А какие у Вас есть хобби помимо стоматологии?

— У меня есть одна большая болезнь — это хоккей. А история такая. Мой свояк — известный хоккеист. Когда он играл в НХЛ, мы приехали к нему в гости в Детройт, там он играл в хоккейном клубе «Detroit Red Wings». Мы были на игре, которая проходила на ледовой «Джо Луис Арена», и там в перерывах матча проводят интересные конкурсы. Было объявлено, что в зале находится брат русского хоккеиста, и меня пригласили на конкурс: нужно было с середины поля забить 3 шайбы в ворота, в которых стоял макет джипа, а только внизу оставалось небольшое пространство. А я в хоккей никогда не играл и, конечно же, все бросил мимо. Вторым участником был американец, который забил одну шайбу. Ему подарили майку, а мне клюшку, чтобы тренироваться.

Меня это очень задело: перед многотысячной ареной анонсировали, что приехал брат известного хоккеиста, и я не забросил ни одной шайбы. Мне тогда было 34 года и я решил начать заниматься хоккеем.

Вернувшись в Самару, я начал тренироваться. С тех пор три раза в неделю по полтора часа я играю в хоккей. У нас своя любительская лига. Сейчас я бы уже все три шайбы закинул.

Мое увлечение нашло отражение и в профессии. Многие хоккеисты стали клиентами моей клиники — мы изготавливаем каппы для игроков, периодически бывают и травмы. И моим товарищам по команде приятно лечиться у того человека, с которым они играют.

— Лазер — дорогостоящее «удовольствие», каковы приблизительные сроки окупаемости?

— Когда меня спрашивают: «Как быстро Вы «отбили» лазер?», то мне этот вопрос не совсем понятен. Задача не «отбить» лазер, а создать рентабельно работающий инструмент. Можно тогда задать вопрос: Как быстро вы отбили рентген, ультразвук или бахилонадеватель и кофемашину в холле…

Я всегда отвечаю, не считайте, что вы окупили, а что нет. Считайте, рентабельна Ваша клиника или нет. Рентабельность Вашей клиники — это показатель, который позволяет Вам развиваться и обучаться, покупать новое оборудование, либо позволяет Вам банкротиться или сидеть на постоянной дотации.

В нашем случае лазерные технологии помогают выделяться на рынке услуг, а наши пациенты получают качественное и инновационное лечение.